Главное меню
Главная Книги Мурмаши - воин и труженик Гл.6 Мурмаши военного периода
Eichholtz купить мебель. Мебель eichholtz в наличии в москве www.in-salon.ru. . http://szo39.ru/ москитные сетки антикошка на пластиковые окна.

Еще продолжался монтаж и установка гидроагрегатов на Нижнетуломской ГЭС, когда началась Финская война. В некоторых источниках ее называли финской компанией. Боевые действия проводились по всему фронту вдоль Советско-Финской границы. Длилась эта война всего 105 дней (30 ноября-13 марта 1940г.) Несмотря на непродолжительный период, эта война была кровопролитной, стоила она 300 тысяч жизней советских людей. Одной из причин такого положения были лютые морозы, до 45 градусов. Бойцы замерзали на снегу, будучи слабо обмундированными.

Участник Финской войны Гайдаенко Иван Дмитриевич, летчик разведыватель-ной эскадрильи Р-5-х, которая с началом войны базировалась на озере Куолаярви (35 км западнее Алакуртти). Встретил он Отечественную войну в 145 истребительном авиаполку на аэродроме Шонгуй. Он рассказывал: «Война нехорошая была.

Самолет разведчик Р-5 конструкции Поликарпова

Мы снабжали по воздуху наши окруженные дивизии. Руководство хреновое. Ну что эти солдатики могли сделать в своих ботинках с обмотками, тоненьких шинелях и буденовках? Две дивизии, по сути, замерзли…. Наша эскадрилья жила в школе. А недалеко от школы в палатке была устроена баня. И вот один раз мы приходим в баню, а туда привезли машину трупов. Они скрюченные. Их в баню затаскивали, отогревали и они начинали распрямляться. На это страшно было смотреть. Их выпрямили, похоронили, как положено…».

В период Финской войны 147 полк, базировавшийся на аэродроме Мурмаши, принимал участие в военных действиях. На вооружении полка были самолеты И-153 (Чайка) и И-15 бис. Использовались они, в основном, как штурмовики.

После Финской войны на аэродроме Мурмаши шла реконструкция. Расширялось летное поле. С восточной стороны протекающий ручей был направлен в бетонную трубу. Там же были сооружены убежище, помещение командного пункта. Все это было засыпано 8-ми метровым слоем грунта. В процессе реконструкции взрывали некоторые гранитные скалы. Таким образом были улучшены подходы к аэродрому с восточного и южного направления.

Еще остались воспоминания Григорьева Константина Петровича, командира экипажа бомбардировочного авиаполка. По его воспоминаниям, в Финскую войну в Мурмашах на реке Туломе базировались бомбардировщики ДБ-3 Ваенгского авиаполка. Они принимали участие в бомбардировках аэродромов и других объектов в тылу противника.

поселок Мурмаши, 1939 год. На снимке Григорьев К П. ( справа)


Финский фронт. Мурмаши. Зима 39-40г. Самолет ДБ-3 на ледовом аэродроме, река Тулома

Автор книги «Финны на Мурмане» Свен Локко упоминает, что в Финскую войну вдоль реки Туломы ежедневно на Запад летели самолеты.

Еще одна страница Финской войны, которая ждет своего исследователя. Из разных источников известно, что в войне принимал участие Белов Иван Михайлович командир звена 5-го авиационного полка 14-й армии Мурманской авиагруппы, лейтенант. Медаль Героя Советского союза № 105, звание присвоено 05.02.1940г. Он отличился при выполнении боевого задания 5 декабря 1939 года в районе населённого пункта Сальмиярви Печенгского района Мурманской области. В этот день эскадрилья, в составе которой находился Иван Белов, была встречена сильным зенитным огнём противника. Увлекая за собой других, лейтенант Белов устремился на позиции врага и, снизившись до 25 метров, поражал его основные огневые точки. Бесстрашный лётчик совершил десять боевых вылетов на штурмовку. 11 февраля 1940 года И. М. Белов зачисляется слушателем Академии командного и штурманского состава ВВС Красной Армии. В ноябре того же года он был назначен командиром звена 147-го истребительного авиационного полка. А потом началась война с фашистами…

Во время Великой Отечественной войны с июня 1941 года он командовал эскадрильей, истребительным авиационным полком (каким?). И трагедия первого, самого страшного года покрыла мглой судьбу Ивана Белова.

По данным Центрального Архива Министерства Обороны СССР известно, что 7 сентября 1941 года старший лейтенант И.М. Белов погиб при бомбардировке немецкой авиацией нашего аэродрома у города Карачев Брянской области.

Областной военкомат и власти г. Карачева не подтверждают это. На их территории имя Героя Советского Союза Белова И.М. не значится. Работники Центрального Архива Министерства Обороны в г. Подольске неоднократно пытались найти следы участия Героя Советского Союза И.М. Белова в Великой Отечественной войне. Но безрезультатно.

Нет сведений о дальнейшей участи 5-го авиаполка. К началу ВОВ его на Карельском фронте не было. И еще один момент. И Г Иноземцев в своем военно-историческом очерке «В небе Заполярья и Карелии» пишет, что в сформированной 7-й воздушной армии 21 ноября 1942г начальником штаба воздушной армии был полковник Белов Иван Михайлович. Не тот ли?

***

Из статьи ветерана комсомола М М Христенко «Большой и трудный путь прошли комсомольцы двадцатых-тридцатых годов. Мы взяли эстафету от комсомольцев эпохи революции и гражданской войны, смелых, напористых, принципиальных. …Я по комсомольскому призыву вместе с тремя одноклассниками прибыл в Заполярье, на самую северную в то время Туломскую ГЭС, в Мурмаши…

Особенностью развития Кольского края было то, что сюда были сосланы раскулаченные: целые партии заключенных, например, с ББК (Беломорско-Балтийского канала). Это требовало большой активности от коммунистов и комсомольцев.

Через месяц после приезда в Мурманск меня избрали секретарем комсомольской организации Нижнетуломской ГЭС и «Колэнерго». Секретарем Мурманского обкома комсомола был Култышев, и они вместе с секретарем парторганизации предложили избрать меня секретарем комсомольской организации в поселке Мурмаши, где было около 120 комсомольцев.

Наш драматический коллектив был одним из лучших в области, он везде был желанным гостем. Клуб всегда был переполнен. Комсомольцы, бывший заключенный Е. Новосельцев, мой однокашник С. Марков, М. Кульматицкий, Поваляев, Петров и другие участники художественной самодеятельности были и хорошими спортсменами. В спортивных соревнованиях занимали призовые места по области.

Когда мы, комсомольцы 30-х годов, осваивали необжитые места, строили к ним дороги, ЛЭП, электростанции, жили в палатках и землянках, мы верили в светлое будущее. Эта вера помогала, несмотря на все трудности и трагедии молодежи, комсомольцев моего поколения, служить своей Родине.

27 ноября 1938 года селение Мурмаши преобразовалось в поселок городского типа. Запланирован он был в хорошем стиле, площадь с кирпичным клубом, управлением «Колэнерго» и амбулаторией, с памятником С. М. Кирову. Все дома с острыми крышами из красной черепицы, гармонирующей с северной природой, возле домов клумбы. Много было оставлено и вновь посажено деревьев, зелени. Но были и недоделки: например, стадион. Мы пытались его закончить, вкатили каток, но он утонул в болоте, на самом стадионе. Стали традицией начинания комсомола по поддержанию порядка и озеленению поселка.

Мне в годы войны пришлось командовать в поселке Мурмаши истребительным отрядом, где по преимуществу были комсомольцы. Мы жили одной дружной боевой семьей. Когда враг рвался к Мурманску, остроту положения чувствовали все и не сидели сложа руки. Обучали ополченцев, бойцов истребительных и возможных партизанских отрядов, строили оборонительные сооружения, готовились ко всяким неожиданностям. На западной стороне залива ускоренно строилась дорога к фронту.

Работал по восстановлению разрушений вместе с нами стройбат, но особенно много делала бригада плотников Комарова, электромонтеры Тихомиров и Министров, мастера Жохов и Кучкин, начальник цеха Никитин. Большую работу проводили главный инженер Штерн, главный диспетчер Кульматицкий».

***

Война! Нападения ждали, готовились к его отражению, и все-таки мы к войне не были готовы, и застала она нас врасплох. Если учесть репрессивную политику Сталина, когда многие и многие кадровые офицеры были расстреляны, естественно такое положение коренным образом сказалось на боеготовности войск. Немцы быстро продвигались вглубь территории страны. Но на Кольском полуострове враг был остановлен. Основными направлениями ударов гитлеровцев на Кольском полуострове были: вдоль северного побережья с захватом Полярного и Мурманска, вдоль р Лотты, с выходом на Мурмаши, Колу, из района Алакуртти, с выходом на побережье Белого моря. На Мурманском направлении наступал горнострелковый корпус, носивший название «Норвегия», в составе 2-й и 3-й горнострелковых дивизий. Каждая из них имела по два горнострелковых и по одному артиллерийскому полку общей численностью 12 200 человек.

Наступление фашистов началось в 3 часа ночи 29 июня. Несмотря на почти пятикратное превосходство в живой силе, гитлеровцы встретили упорное сопротивление наших частей. На большинстве участков фронта удары принимали пограничники. На участке фронта в районе Титовки строился 23-й укрепрайон. Он еще не был достроен. К концу дня 30 июня гитлеровцы сумели захватить Титовку, отрезав от основных сил 14-й армии 23-й укрепрайон. В тот же день 136-й горнострелковый полк и два самокатных батальона немцев пытались ворваться на полуостров Средний, но с помощью артогня кораблей Северного флота были отбиты и в дальнейшем не смогли продвинуться вперед. Это единственный за всю войну факт, когда враг был прочно остановлен в первый же день.

Натиск фашистов умело отражала наша 14-я армия. Флот получил директиву: «Активными действиями помочь 14-й армии изгнать фашистских захватчиков из пределов СССР, при любом положении на сухопутном фронте Северному флоту оставаться в Полярном, защищая этот пункт до последней крайности....». А ведь, Полярный от линии фронта находился всего в 40 км. И такое положение сохранялось до октября 44 года.

Одной из самых тяжелых человеческих утрат первых дней Великой Отечественной войны в Заполярье была гибель командира выдвинутой к границе 14-й стрелковой дивизии генерал-майора Александра Афанасьевича Журбы.

Долгое время, более тридцати лет, не были известны обстоятельства его смерти, место захоронения, подробности деятельности комдива в первые часы войны.

И только после того, как восторжествовала объективная оценка событий, нашелся в Краснодаре живой свидетель последних часов генерала Журбы, бывший пограничник, офицер запаса П. И. Терентьев. Вот тогда мурманчане и подключились к поиску останков еще одного героя Великой Отечественной войны. С помощью совета ветеранов, военкоматов, журналистов и воинов Мурманского гарнизона нашли последний окоп комдива. Обнаружились документы (боевые донесения, рапорты, карты), появились новые вещественные доказательства. И картина боев у Титовки, где находилась дивизия А. А. Журбы, прояснилась. Его останки были торжественно перезахоронены в Мурманске.

Подоспевшая к рубежу на реке Западная Лица 52-я стрелковая дивизия успешно отразила попытки противника прорваться к Мурманску и Полярному. Июльское наступление не принесло фашистам успеха. Корпус «Норвегия» ценой огромных потерь смог продвинуться от границы всего на 25-30 километров.

На Кандалакшском направлении действовал 36-й армейский корпус немцев в составе 169-й пехотной дивизии, бригады СС «Север», 324-го пехотного полка и 6-й финской дивизии. Немецкая дивизия состояла из трех пехотных и одного артиллерийского полков, насчитывала 16,8 тысячи человек.

Здесь наступление немцев началось в 17 часов 1 июля. Части 42-го корпуса вместе с пограничниками 101-го отряда сражались героически, отходили с тяжелыми боями, нанося врагу ощутимые потери.

В конце августа на рубеже восточнее Алакуртти враг был остановлен. Таким образом, и под Кандалакшей у фашистов не получилось молниеносного, как планировалось, выхода к железной дороге.

Ожесточенные бои продолжались без перерыва до конца сентября…. В сентябре, обойдя наш открытый левый фланг, 138-й горнострелковый полк немцев форсировал реку Западная Лица и вышел на дорогу, ведущую к Мурманску. Настал критический момент. Путь на Мурманск был открыт. Командование армии срочно перебросило на угрожаемый участок части вновь формирующейся Полярной дивизии полковника Коломийца.

17 сентября, при артиллерийской и авиационной поддержке Северного флота, наши войска нанесли врагу контрудар, разгромили 3-ю горнострелковую дивизию и отбросили ее остатки за реку Западная Лица.

В ходе двухмесячного пограничного сражения в Заполярье войска 14-й армии вместе с частями и кораблями Северного флота сорвали замысел противника. Основательно потрепали его дивизии и лишили их способности продолжать наступление. К началу октября фронт на Мурманском направлении стабилизировался на рубеже реки Западная Лица (50-60км от Мурманска). На Кандалакшском направлении враг был остановлен на рубеже р. Верман(70км от Кандалакши). На этих рубежах фронт удерживался до октября 1944 года, когда, в результате подготовленного решительного наступления наши войска вышвырнули противника за пределы Кольского полуострова.

Все эти события имели большое значение, так как северный фланг фронта, устояв перед натиском врага, обеспечил и стратегическую и моральную поддержку советским войскам, которые вели кровопролитные бои с захватчиками на других, решающих направлениях.

Советское правительство достигло договоренности с правительствами Англии и США о согласованных действиях против гитлеровской Германии и о военной помощи СССР по ленд-лизу. Возросла роль наших северных портов - Мурманска, а также Архангельска. Они были удобными перевалочными базами, а Кировская железная дорога важной магистралью для транспортировки грузов, приходивших от союзников.

По этой причине Ставка Верховного Главнокомандования 23 августа 1941 года разделила Северный фронт на два: Ленинградский и Карельский. Командующим войсками Карельского фронта был назначен генерал-лейтенант В. А. Фролов, до этого возглавлявший 14-ю армию.

Наши войска в непрерывных боях, остановив и обескровив противника, сами понесли ощутимые потери. Требовалось пополнить дивизии личным составом. К осени фронт был усилен несколькими дивизиями, а в декабре прибыло семь морских стрелковых бригад.

Надо помнить, на Кольском полуострове не было непрерывного фронта. В летний период горы и болота были непроходимыми, зимой картина менялась, когда замерзали болота, оголенные участки надо было прикрывать.

Западная Лица на своем 60-и километровом пути не имеет ни одного населенного пункта. По ней никогда не сплавляли лес. В 1941 году эта река стала рубежом, на котором споткнулись гитлеровские дивизии.

В войну Мурмаши были прифронтовым поселком, а Нижнетуломская ГЭС стала объектом интенсивных налетов вражеской авиации.

Приведу некоторые воспоминания очевидцев военного лихолетья: «Жила я в поселке Мурмаши, работала в школе. 22 июня 1941 года в клубе Туломской ГЭС собрался митинг. Выступали начальник ГЭС Воронов, секретарь парторганизации Поддубный и другие. Все говорили, что враг будет разбит и победа будет за нами. А на следующий день поселок облетела страшная весть, поблизости высажен немецко-фашистский десант - около 600 человек с велосипедами и автоматами. Все взрослые жители поселка, в том числе и я, были мобилизованы на уничтожение десанта. Нам выдали винтовки, противогазы, гранаты, и военные командиры повели нас в сопки. Трое суток лежали в засаде, но никому из нас так и не довелось увидеть хотя бы одного десантника….(Этот эпизод относится к слухам и растерянности, которые могли перерасти в панику, АС).

Я попала бойцом в 7-й батальон аэродромного обслуживания (БАО), командиром которого был капитан Копейкин. Поскольку специалистов по обслуживанию техники не хватало, нас, новичков, учили скоростными методами. За два-три дня я научилась водить автомашину, могла с бензозаправщика заправлять самолеты, заводить двигатели. Однажды на дороге Кола - Мурмаши моя автоцистерна с горючим попала под обстрел и была разбита. Мне повезло - осталась невредима. Когда пришло пополнение, меня перевели в отделение аэрофотослужбы, где я находилась до самого конца войны.

Зима 1941/42 года была тяжелой. Часто появлялись немецкие бомбардировщики в сопровождении истребителей, шли жестокие воздушные бои. Аэродром заносило снегом, мы валились от усталости, очищая взлетную полосу. Бывало, улетит на задание наш самолет, а, возвратившись, сесть не может - полосы не видно. Летали и в метель, и в сильные морозы.

Я считаю себя солдатом Заполярья. Там прошла моя молодость. Там я увидела войну.

И туда меня тянет память, будто чего-то недоделала, что-то должна, кто-то зовет...»

Такие воспоминания оставила Гончар А Ф (к сожалению только инициалы), ветеран 122-й ИАД. Одесса.

###

С первых часов войны нависла угроза захвата Мурманска и области противником. Государственный Комитет 0бороны принимает решение демонтировать агрегаты действующей Нижне-Туломской ГЭС и Нива-2 - отправить их в восточные районы страны на ведущиеся там энергостройки. Агрегаты № 3 и № 4 Нижне-Туломской ГЭС были демонтированы и на 47 большегрузных платформах отправлены в Ташкент. Первоначальное распоряжение Наркомата о полной эвакуации станции было вскоре по требованию Военного Совета фронта отменено. Без источника электроэнергии борьба с сильным, хорошо оснащенным врагом была бы крайне затруднена.

В срочном порядке эвакуировали часть жителей Мурманска и области.

«Первый налет на аэродром в Мурмашах фашисты предприняли в ночь на 24 июня. Слово «ночь» надо понимать относительно, ибо светило солнце. Налет был массированным, напали, по меньшей мере, десятка два «Юнкерсов-88», «Хейнкелей-111» и «Мессершмиттов-109». Бомбили они летное поле беспощадно, многими заходами. Немало наших истребителей сгорело на земле, взорвался склад с горючим.

В первые недели войны немцы почти не бомбили Туломскую ГЭС и ее поселок. Основные удары они наносили по аэродромам, а в Мурманске по железнодорожной станции и порту. Сейчас достоверно известна причина тому. Гитлеровское командование разработало детальный план захвата Мурманска и Кандалакши и не сомневалось в его осуществлении. Эту уверенность подкрепляли успехи гитлеровской армии на центральных фронтах… потеряв надежду взять Мурманск, гитлеровцы начали ожесточенно бомбить Туломскую ГЭС, чтобы лишить город единственного источника электроэнергии». Так описывал в своем рассказе «Внимание! Воздух!» белорусский писатель Иван Шамякин. Он в 1940г был призван на службу и войну встретил в Мурмашах.

###

Особенно ожесточенными были налеты весной и летом 1942 года. Фашистская авиация беспрерывно совершала налеты на сооружения электростанции, пытаясь разрушить силовой корпус, плотину, водосброс, дамбы, подстанции и другие жизненно важные объекты. Тогда была разрушена часть здания, где находился пульт управления ГЭС, главный щит которого уцелел только чудом.

18 июня 1942 года немецко-фашистская авиация произвела самый крупный за войну массированный удар по Мурманску. К городу прорвалось 250 самолетов. Они сбросили более 12 тысяч зажигательных и около 60 осколочно-фугасных бомб. Горели целые кварталы. В сплошном огне была улица Полярных Зорь, на которую упало до 3000 бомб. Благодаря мужеству и героическим действиям бойцов местной ПВО и населения к вечеру этот гигантский пожар удалось ликвидировать. В этот день было разрушено и сожжено около 800 жилых домов, несколько школ, кинотеатров и больниц, повреждена городская электростанция.

Одним из руководителей партийной организации Туломской ГЭС в годы войны был дежурный техник Михаил Михайлович Христенко, отмеченный за трудовые достижения боевой медалью «За отвагу».

###

Участник боев за освобождение Заполярья, ветеран Нижнетуломской ГЭС А Мусат отмечал: «Образцы мужества и героического труда показывали коммунисты и комсомольцы под руководством директора ГЭС Коламбета, партийного и комсомольского вожака Христенко. Со стойкостью, граничащей с героизмом, работали бригады плотников под руководством Комарова, каменщик Фролов, дежурный инженер Кульматницкий, машинисты Голиков и Зверочкин, слесарь Григорьев, мастер Жохов и другие. При одной из бомбежек погибли на своем посту рабочие Сыромятников, Хоменко и Бабенко»…. и то в один из первых налетов, когда не было щелей.

###

В первые дни войны в Мурмашах были созданы комитеты самообороны, следившие за порядком и дисциплиной. Многие ушли на фронт. Из 178 рабочих «Колэнерго» и Нижнетуломской ГЭС осталось 80 человек.

А в небе над поселком шли жаркие схватки наших летчиков с фашистскими стервятниками. Они не подпускали врага к городу. Вокруг поселка, на возвышенностях располагались зенитные установки, которые также прикрывали подступы с воздуха.

Мурмаши очень интересовали немцев. Тут была удобная переправа, близко железная дорога, ТуломГЭС, аэродром. Немцы пытались прорваться к Мурмашам и с земли, захватить железную дорогу. Выше было сказано о главных направлениях удара гитлеровцев. Не менее жестокие бои были на других участках пограничья.

Героически сражались с врагом на северных рубежах Родины пограничники Заполярья. С первого дня войны они были на самых трудных участках, в пекле непрерывных боев, несли тяжелые потери, но не отступали. Одним из героев этих сражений в первые же дни боевых действий в бассейне реки Лотты стал командир 6-й заставы, старший лейтенант Иван Александрович Халатин.

«Уже в первый день войны на участке 6-й заставы, фашистский бомбардировщик сбросил четыре бомбы. Жертв, к счастью, не было, но и с вражеским самолетом ничего не произошло. Он нахально снизился, а потом спокойно улетел за кордон. Халатин размышлял: «Почему же ни у нас, ни у стоящих за нами частей Красной Армии нет зенитных пушек или хотя бы пулеметов? Почему мы сегодня безоружны перед авиацией противника?»

И это действительно было так: фашистские летчики обстреливали заставы из пулеметов с минимальной высоты. С земли можно было разглядеть пилота, разглядывающего на развороте результаты своего обстрела.

Первый большой бой, в котором участвовал И. А. Халатин, произошел на реке Лотте, в районе острова Еловый. Пограничники 6-й и 7-й застав, следовавшие к своей комендатуре, столкнулись с боевым охранением противника. Схватка была короткой, пограничники захватили первого пленного. Тот показал, что границу на Ристикентском направлении нарушил 6-й отдельный финский пограничный батальон численностью 1200 человек, что командует батальоном начальник погранохраны Петсамского округа майор Пеннонен. Батальон имеет задачу: наступая вдоль реки Лотты, достигнуть форсированным маршем Ристикента, переправиться через Тулому, выйти на железную дорогу Мурманск-Кандалакша, разрушить ее и прервать сообщение Мурманска со страной.

Командующий Мурманским пограничным округом К. Р. Синилов приказал свести заставы Рестикентского пограничного отряда в три ударные группы, их силами разбить батальон.

В начале июля 1941 года основные силы противника на Рестикентском направлении расположились недалеко от поселка Лотта. Перед пограничниками была поставлена задача: атаковать захватчиков и уничтожить. Данные разведки старшего лейтенанта Халатина помогли командованию принять правильное решение. Пограничный отряд майора Я. Л. Немкова быстро направился к поселку в устье Лотты. Он состоял из трех групп и начал атаку с трех сторон. Шквальный огонь противника не остановил советских бойцов. Среди наступавших были и пограничники заставы Халатина. Овладев позициями в устье Лотты, группа майора Немкова заняла там оборону и стала готовиться к новым боям.

Бои на Рестикентском направлении не прекращались ни осенью 1941 года, ни зимой 1942 года. Больше того, на кампанию 1942 года фашисты разработали новую операцию под кодовым названием «Ловля лосося». Суть ее заключалась в следующем: потерпев явную неудачу в наступлении на Мурманск и базы Северного флота, гитлеровцы решили нанести новый удар южнее, опять на участке 82-го погранотряда. Сюда, к финской границе, были стянуты отдельный батальон СС «Нарвик», роты связи и саперов, пятая лыжная рота; сюда же гитлеровцы направили отдельный егерский батальон финнов.

Противник рассчитывал внезапным ударом, превосходящими силами сломить оборону пограничников, занять населенный пункт Рестикент и затем, продвигаясь вдоль реки Туломы, выйти к поселку Мурмаши, чтобы отсюда перерезать Кировскую железную дорогу. Таким образом, была бы создана непосредственная угроза Мурманску с юга.

В те апрельские дни 1942 года навстречу выступившему врагу были выдвинуты две полевые заставы, одной из которых командовал Иван Александрович Халатин. Старший лейтенант Халатин хорошо знал район военных действий, превосходно ориентировался на местности, был отличным тактиком и стрелком. Его хорошо знали все бойцы погранотряда и всецело доверяли ему. Просчитывая наперед ситуацию, И А Халатин приказал возвести на вершине сопки Круглой окопы полного профиля, занять круговую оборону.

Рано утром 7 апреля на позиции пограничников налетела большая группа немецких бомбардировщиков. На склонах сопки и на окраине леса рвались бомбы. Не успели пограничники опомниться после авианалета, заработала вражеская артиллерия, заухали тяжелые немецкие минометы. Над нашими позициями еще не рассеялся дым от взрывов, а вдали уже показалась колонна вражеской пехоты.

Помогло и то, что халатинская застава располагалась на высоте, и то, что сама высота, а главное, подходы к ней были хорошо знакомы пограничникам по довоенной службе. Ее звали то Круглой, то Горелой, но в те апрельские дни ее звали просто «нашей».

В первом же бою отличились расчет станкового пулемета Михаила Бабикова, отделения старшего сержанта Василия Сергеева и младшего сержанта Василия Шишкина. Но душой обороны был, конечно же, начальник заставы — Иван Александрович Халатин.

Первая атака была отбита, враг отступил, унося убитых и раненых по лощине, где их не мог достать наш «максим».

Но командир заставы с политруком думали уже не о том, что было, а рассуждали, что может произойти завтра с рассветом. Старший лейтенант Халатин обошел всю сопку, поговорил с каждым из ее сорока четырех защитников. Особый разговор шел с ранеными.

С рассветом немцы и финны наступали с разных сторон - отряд Халатина был окружен. Пограничники мужественно отбивали все вражеские атаки - пятую, шестую, десятую. Потери росли: появились убитые, все больше становилось раненых. Заканчивался второй день страшного боя. На третьи сутки сражения все повторилось, как в первый день: авианалет, артобстрел и скрытая атака пехоты со стороны леса. Пограничники понимали, что силы неравны, что перевес на стороне врага. Но надо было стоять насмерть, и они сражались.

Нам не известны подробности последних дней этого сражения у высоты Круглая, что запирала для врага выход к Ристикенту и Туломе, Мурмашам и Мурманску. Но мы знаем главное, никто из пограничников заставы И. А. Халатина не дрогнул, не отступил, каждый

бился до конца. Пулеметчик Михаил Бабиков расстрелял 12 лент, пустил в ход гранаты, подорвав себя и врагов последней гранатой.14 атак было отбито…

Когда бойцы из подразделений подкрепления ворвались на дымящуюся сопку, перед ними открылась печальная картина; все окопы были заняты пограничниками, все они были в боевых позах и все были мертвыми. Как писал журнал «Пограничник» в 1971 году, чудом остались живыми лишь трое из заставы И. А. Халатина - старший сержант Василий Сергеев, рядовые Сергей Гончаренко и Николай Яковлев. Они лежали на дне своих окопов в беспамятстве от потери крови.

В карманах полушубка И. А. Халатина нашли залитый кровью блокнот с надписью, сделанной им, по-видимому, за несколько минут до смерти: «Мы погибаем с чувством гордости за нашу жизнь. Мы знаем, что победа будет за нами».

На обтесанном стволе наполовину уцелевшей сосны осталась нацарапанная чем-то надпись: «10.4.42. Силы иссякают. Отбита последняя 14-я атака, патроны все. Умрем, но не уйдем, наше дело пр…»

К этому нечего добавить. Этот подвиг сродни подвигу 28 Героев-Панфиловцев.

За мужество и отвагу, проявленные в боях против немецко-фашистских захватчиков, Иван Александрович Халатин был посмертно отмечен высшей наградой Родины - орденом Ленина. Именем И. А. Халатина названа одна из улиц в северном районе города Мурманска.

...Ныне близ дороги, ведущей к финской границе, высится памятник: на земляном возвышении стоит высокая белая пирамида со звездой наверху. К памятнику ведет бетонная маршевая лестница, по краям которой стоят столбы, соединенные цепями. На постаменте высечены слова: «Путник! Склони голову над братской могилой героев-пограничников 6-й погранзаставы Ристикентского погранотряда, павших при защите государственной границы нашей Родины (апрель 1942 года). Вечная слава героям!»

###

В довоенный период основным и главным предприятием поселка была ТуломГЭС. Поэтому повествование идет преимущественно о людях, трудившихся там.

В октябре 1943 года за мужество и высокие достижения в труде орденом «Красной Звезды» были награждены монтер Виктор Александрович Тихомиров, токарь Николай Степанович Трапезников, инженер Евгений Павлович Штерн. Орденом «Трудового Красного Знамени» управляющий Колэнерго Андрей Кондратьевич Рябошапко. Орденом «Знак почета» главный инженер Колэнерго Михаил Арутюнович Саркисов.

За все время бомбежек станции, работа ее прерывалась всего дважды на 30-40 минут.

###

Мурмашинцы заготовляли траву и ветки на корм скоту, сажали картофель. Они кормили овощами и молоком защитников, зенитчиков и летчиков. Много забот легло на плечи медицинских работников. В здании школы в первые месяцы войны располагался армейский госпиталь. В доме отдыха рыбаков отдыхали моряки, получившие отпуск после выполнения боевого задания.

Молодежь поселка воевала на фронтах ВОВ. Многие не вернулись. Несколько человек участвовали в партизанских походах. Так, бывший слесарь ТуломГЭС Виктор Толстобров был связным командира отряда. В партизанских отрядах воевали также работники ТуломГЭС В И Бондарчук, Н К Трахов.

На воинском кладбище поселка похоронены летчики, зенитчики и мирные жители, погибшие во время войны.

###

Вспоминает Мария Михайловна ДОКУЧАЕВА: «Было это в Мурмашах. Во время войны я работала в «Колэнерго» - телефонисткой. Моя смена выпала на вечер 31 декабря 1943 года. Он выдался богатым на воздушные налеты, работала и дрожала от страха. А потом все вдруг стихло. Праздник приближался, и я заторопилась домой. Не успела выйти из здания, как меня окружили знакомые солдатики и устроили настоящее новогоднее крещение, так выкупав в снегу, что стала я похожа на настоящую снегурочку. Да дома уже ждала елка, украшенная игрушками из цветной бумаги, был накрыт праздничный по тем временам стол. И встретили мы Новый 1944 год без капли спиртного.

А днем 1 января мы пошли навестить с подругами раненых бойцов. Думали, какой бы сделать им подарок, и ничего не смогли придумать лучше, как вскипятить 10-литровый бачок крепкого чая. Ребята встретили нас с этим чаем громогласным «УРА!» Через несколько минут в дверь постучали, и на пороге появился... мишка косолапый с наволочкой от подушки на спине, в которой лежали давно забытые лакомства: шоколад, печенье и белый хлеб. Этим мишкой оказался главный врач госпиталя, который надел на себя вывернутый тулуп и встал на четвереньки. Опять стук, открываем дверь, а там стоит зайчик в белых солдатских кальсонах и рубашке, подвязанной ремнем, а сзади кухонное полотенце вместо хвоста, на голове чепчик, а в руках кастрюля каши. Ну и повеселили они нас!»

Потом все вместе пили чай с гостинцами, читали стихи, рассказывали забавные истории, пели песни, все больше про елочку. А когда пришло время уходить, наши солдатики из тех, что не вставали, попросили подойти к ним поближе. Они поцеловали каждую из нас в щечку, сказали, что это их новогодний подарок нам.

Когда мы возвращались, загудела воздушная тревога, мы с подругами побежали. И вдруг видим: стоит грузовик, а старенькая бабуля сунула под него голову и кричит нам: «Девочки, скорее прячьте свои головки!» Мы засмеялись. А у самих сердечко забилось от страха, припустили в бомбоубежище. Вот так и встретили 1944 год. И даже налеты немцев не омрачили новогоднее настроение. Ведь молодость - она и в войну молодость»

Все дальше и дальше уходят от нас суровые годы войны. Мир, завоеванный в 1945 году, добыт кровью и потом советских людей. Свой вклад в победу внесли и жители нашего поселка Мурмаши.

 
Сохранить ссылку на 100zakladok.ru
Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования